?

Log in

No account? Create an account

russianquestion


СОБИРАНИЕ РОССИИ И ЕЁ РАЗВАЛ

Народ, не имеющий национального самосознания, есть навоз, на котором произрастают другие народы


Previous Entry Share Next Entry
Речь А.Б.Брейвика на суде в Осло 17.IV.2012
russianquestion
Brejvik

Я стою здесь как представитель норвежского, европейского, антикоммунистического и антиисламского оппозиционного движения: Норвежско-Европейского Движения Сопротивления. А также как представитель ордена Тамплиеров. Я говорю от имени многих норвежцев, скандинавов, европейцев, которые не хотят быть лишены их прав как коренного этноса, не хотят быть лишены культурных и территориальных прав.

Норвежские СМИ, прокуратура утверждали и продолжают утверждать, что причины, по которым я провёл свою акцию самозащиты 22 июля 2011 года кроются в моей личности. Неоднократно писалось, что мои действия были абсолютной случайностью, что я жалкий и злобный неудачник, который не имеет никаких целей, никакого достоинства и которому совершенно нельзя доверять. Также неоднократно говорилось, что я лжец, аморальный тип, сумасшедший, что меня надо изолировать, как впрочем и других националистов и консерваторов в Норвегии. Они пытались сказать, что я потерял работу, что у меня комплексы, что я вообще ни с кем не контактировал, что я жестокий и безумный человек, который этим поступком намеревался привлечь внимание к своей персоне. СМИ и прокуратура утверждали, что я болен нарцисцизмом, что я антисоциальный психопат, что я страдаю от разных фобий, которые и привели меня к такому шагу. Более того, дошло до того, что обо мне написали, будто между мною и моей матерью была кровосмесительная связь, что я жалкий убийца детей, хотя мною не был застрелен ни один человек моложе четырнадцати лет; утверждали также, те же самые СМИ, что я гомосексуалист, педофил, трус, некрофил, расист и социопат, фашист, нацист, сионист и анархист одновременно. Дошло даже до того, что СМИ утверждали, что мой IQ ниже 80 пунктов.

Я, признаюсь, не удивлён этими характеристиками. Но большинство людей, я надеюсь, прекрасно понимают, что это лживая пропаганда, которая граничит с комедией или даже абсурдом. Важно другое: все ли понимают причину того, что журналисты, прокуроры, культурная элита, редакторы газет и журналов, продолжают меня высмеивать, издеваться и лгать обо мне? Ответ прост: я смог реализовать прекрасный план боевой операции, первый со времён Второй мировой войны. Они все меня высмеивают потому, что боятся, в них говорит страх, потому что воинствующие националисты могут нанести непоправимый ущерб их собственной идеологии «культурного марксизма» и мульткультурализму. И они сделают всё от них зависящее, чтобы не допустить этого. Они демонизируют меня и моих революционно настроенных братьев и сестёр, мы все их худший в мире кошмар. Но я очень надеюсь, что националисты и «культурные консерваторы» не дадут себя обмануть и не поддадутся на крючок этой лживой пропаганды.

Я буду продолжать рассказывать и начну, пожалуй, с того, что произошло после Второй мировой войны в Европе, где Норвегия и Западная Европа не имели демократии как таковой. Я даже не берусь сравнивать ситуацию с демократией в Европе после Второй мировой войны с межвоенным периодом. Свобода выражения мнения в Норвегии, да и в Европе, – это понятие без реального содержания. Норвегия и Европа почти полностью подавлены и в наших странах царит настоящая диктатура. Но что произошло в межвоенный период, между Первой и Второй мировыми войнами? Гитлер пришёл к власти. Была демократия в Европе и национал-социалисты пришли к власти, это и есть причина того, что «культурные марксисты» и либералы не хотели вводить в европейских странах подлинную демократию и свободу слова. «Культурные марксисты» и либералы постарались оттереть националистов и консерваторов от власти, потому что они испытывают страх, что к власти может прийти новый Гитлер и начнёт Третью мировую войну.

То, что сегодня вы называете демократией, не что иное, как либерально-культурно-марксистская диктатура. «Культурный марксизм», который преобладает в Норвегии и вообще в Европе, поднялся на небывалую высоту именно после Второй мировой войны, присвоив себе роль победителя и направляющей силы человеческого прогресса в целом. Новой идеологией «культурного марксизма» стал мультикультурализм, по сути дела запрет на любую критику в адрес тех, кто исповедует данные идеологические установки. Начало было положено после сорок пятого года, и очень ярко все эти принципы проявились во время коммунистических бунтов 1968 года, о чём подробнее я скажу чуть позже. Национализм и «культурный консерватизм» рухнули после Второй мировой войны.

К сожалению, в Европе не было своего Маккарти, который мог бы остановить проникновение марксистов в средства массовой информации и образовательные учреждения. Чем марксисты и пользовались как только могли. Проникли также в ряды социал-демократического движения с тем, чтобы подчинить его себе, но самым эффективным способом прихода к власти в Европе был всё-таки путь через образовательные учреждения: школы, институты, университеты. И это произошло не только в Норвегии, но и по всей Европе. Так называемая революция 1968 года произошла именно потому, что ещё были в Европе силы антикоммунистического характера, которые препятствовали проникновению марксистов в образовательные учреждения. Те, кто как Маккарти, пытались препятствовать этому процессу. Но проблема в том, что Маккарти был сам по себе слишком умеренным. В какой-то момент он предлагал депортировать всех марксистов в Советский Союз, но к сожалению этого не сделал.

Учреждения образования и культуры были лёгкой мишенью для марксистской инфильтрации у нас в Европе. И постепенно в Европе установился новый баланс сил, который и привёл нас всех к сегодняшним результатам: либеральная буржуазия сосредоточилась на контроле за экономикой, а марксисты начали контролировать образование и культуру, но проблема в том, что эти же самые марксисты сейчас пытаются вовсю контролировать и экономику. Разрушение старой, традиционой системы, пожалуй, ключевой момент. Маркcистская реформа культуры, феминизм, уничтожение церкви, сексуальная революция -- вот несколько причин, которые лежат также в основе революции 1968 года. В результате всего этого власть в Европе постепенно перешла в руки к левым, произошло падение и пересмотр моральных норм и ценностей, был задан совершенно иной вектор социально-политического развития стран Европы.

В результате в Норвегии была установлена настоящая социалистическая система, в которой право на всё имеют только жертвы: жертвы насилия, жертвы власти, и чем большей жертвой вы являетесь -- тем больше можете получить от того же государства. В такой ситуации националисты и «культурные консерваторы» оказались не у дел, оказались совершенно бессильны. Консервативный критик сказал следующее в 1968 году: "Маркcисты больше заботятся о культуре, а вот либералы больше думают об экономике." И он прав. Но это привело, я повторюсь, к диктатуре марксистов над современным обществом.

Однако же мы вправе задать два очень важных вопроса политикам, журналистам, учёным и общественным деятелям. Первый вопрос: считаете ли вы недемократичным, что норвежский народ никогда не имел возможности провести референдум о превращении страны в полиэтническое и поликультурное государство? Разве не демократично обращаться к собственным гражданам за советом? Второй вопрос -- демократично ли никогда не спрашивать у граждан собственной страны: готовы ли они приветствoвать у себя дома африканских и азиатских беженцев, более того, превращать коренных граждан в меньшинство в своей собственной стране?

Но и это не является проблемой. Опросы, проведённые профессором Франком Ааребротом, показывают, что 60–70% голосов получает правящая партия в нашей стране. Удивительно ли это? Удивительно ли то, что только один из ста журналистов выступает против левых? Ответ, как ни странно, очень прост: почти все преподаватели на факультете журналистики в Университете Осло исповедуют марсксистские взгляды. Интересно, что же они могут внушить студентам? Ответ, как мне кажется, излишен. Как мне кажется, во всех европейских СМИ должна быть определённная квота, чтобы в прессе сохранялся баланс между левыми и правыми силами.

Давайте посмотрим на наших соседей. Великобритания: oпросы в этой стране показали, что 69% граждан видят проблему в в иммиграции, либо же находят её очень большой проблемой (источник предоставлен). Другое исследование показывает, что 70% британцев недовольны политикой мультикультурализма и исламизации страны. Последнее из исследований показывает, что трое из пяти британцев находят, что жизнь в собственной стране стала неблагополучной именно в результате мультикультурализма. [Судья перебивает подсудимого, но через некоторое время Брейвик продолжает]:

Всё это только часть примеров, которые показывают, как мусульмане, левые либералы и марксисты контролируют процессы мультикультурализма, называя несогласных с этими процессами расистами или, ещё хуже, фашистами, фанатиками и исламофобами. 70% британцев считают, что их страна стала неблагополучной в результате мультикультурализма, но сколько людей считают так же в Германии, Франции, Швеции, или у нас в Норвегии? Около 30% европейцев выступают против политики «мульти-культи», но это не единая организация, это просто граждане. В нормальном демократическом государстве были бы СМИ, которые отражали бы и точку зрения этих самых 30% населения, но у нас в Европе все 100% СМИ сторонники мультикультурализма! Нормально ли это?

Нет никаких оснований утверждать, что у нас демократия, потому что все наши государственные институты, школы и университеты пронизаны, пропитаны мультикультурализмом и «культурным маркcизмом». Всё больше и больше консерваторов и националистов осознают, что демократическая борьба не имеет более смысла. Её невозможно выиграть, когда нет реальной свободы слова, и осознание этого придёт в ближайшие десятилетия, когда, возможно, произойдёт мировая революция. То, что происходит сейчас в Европе, – это настоящая тирания. Несправедливость, которая привела к тому, что я и мои товарищи потеряли веру в демократию и решили стать «воинствующими националистами».

Люди, которые называют меня жестоким, злым, абсолютно не понимают разницы между злом и жестокостью. Жестокость – это не обязательно зло. Чтобы говорить о зле, вы как минимум должны знать что-то о намерениях человека и его мотивах. Так же столь невежественно говорить о жестокости, как обвинять в жестокости американских военнослужащих во время Второй мировой войны за то, что на головы 300,000 японцам скинули атомные бомбы. Они это сделали не потому, что были злы или жестоки, не потому что не были сильны или у них были комплексы, а потому, что у них был выбор: пожертвовать тремя сотнями тысяч жизней гражданского населения, либо похоронить впоследствии, может быть, миллионы солдат и гражданских лиц. Методы, которые использовали американцы, можно назвать жестокими, но это было отнюдь не зло.

Здесь та же самая ситуация. Если бы мы с помощью демократических институтов смогли остановить исламизацию, иммиграционную политику, демонтаж наших культурных ценностей, колонизацию нашей страны, помочь уничтожить мультикультурную идеологию, то отстрела 70-ти человек не произошло бы, а так этим поступком я внёс в это свой вклад. Ведь если не остановить эти процессы сейчас, то мы можем потерять нашу страну, мы окажемся на пороге гражданской войны, которой никогда не знала Норвегия, и тогда мы потеряем сотни тысяч мирных граждан, а не только 70 человек.

Я абсолютно уверен, так же, как и другие «воинствующие националисты», что если нам удастся остановить мультикультурный эксперимент над Европой, то мы спасём сотни тысяч жизней граждан европейских стран, а может быть и миллионы жизней. И у нас не так много времени, чтобы сидеть и просто ждать, когда же ситуация поменяется, мы не можем ждать двадцать, тридцать, сорок лет, мы не можем ждать, пока этнические норвежцы окажутся в меньшинстве. И поэтому нельзя меня, нас, обвинять в жестокости и зле. Если есть зло, то это социал-демократы, которые ежедневно, ежечасно занимаются систематической деструкцией европейской культуры и европейского этноса.

Социал-демократы решили полностью изменить нашу страну и Западную Европу, сделать их многонациональными и мультикультурными обществами, даже не спрашивая свои народы через референдумы. А ведь эта политика приведёт к большим потрясениям и последствия могут быть очень кровавые. Единственное, что должно удивлять Норвегию и Европу, так это то, почему событие подобное 22 июля 2011 года не произошло намного раньше? Постепенно Норвегия и Западная Европа «балканизируются» и у нас, здесь, будут подобные события, как на Балканах. И спроси вы меня, совершил бы я свой поступок снова, мой ответ однозначен: да, совершил бы! Потому, что преступление, совершаемое социал-демократами против своего народа и против своей культуры, куда страшнее, чем моё. И если мой поступок называют варварством, то небольшое варварство необходимо, чтобы остановить варварство куда большее по своим масштабам.

«Культурные марксисты» и социал-демократы после Второй мировой войны сотни раз имели возможность изменять политику, векторы развития государства, но они этого не делали. Они предпочли через систему образования и СМИ размягчить мозги собственным гражданам, убедить нас в том, что мультикультурализм, потеря собственной идентичности -- это нормально. Поэтому очень много предприятий и бизнес-структур вносят теперь свои пожертвования, которые идут на воспитание будущих политических активистов, которые и дальше будут проводить политику мультикультурализма, такие же собрались и на острове Утейя. Собравшиеся там больше напоминали участников движения Hitlerjugend, там перед ними 20 июля 2011 года выступал, несколько часов подряд, один из самых одиозных коммунистов страны. [Пропущена часть, в которой Брейвик говорит о конкретных людях].

Прежде чем продолжить, я хочу вспомнить слова Джона Стюарта Милля: «Человек может причинить зло другим не только своими действиями, но и через свое нежелание действовать. И в обоих случаях он несёт ответственность за ущерб им нанесённый». Все политические активисты, которые выступают от имени «культурного марксизма» и являются проводниками мультикультурализма, должны нести ответственность за свои действия в будущем, но мы эту цену платим уже сейчас. И то, что меня называют террористом, убийцей, злодеем, не удивительно, я писал об этом, что такое поведение со стороны проводников мульти-культи ожидаемо, ещё до начала операции.

И меня ожидает тюрьма, возможно на всю мою жизнь, но это совсем меня не пугает, потому что мы все живём в тюрьме, я родился в тюрьме, в тюрьме, где нет никакой возможности проявить себя политически, где нет свободы слова, в тюрьме, где я вынужден был смотреть, как мой собственный народ, этнос и культура постепенно исчезают, её разбирают по кусочкам, и делают это всё марксисты и левые либералы. В этой тюрьме, если вы смеете критиковать сложившуюся систему, вас публично унижают, высмеивают, дегуманизируют, навешивают ярлыки. Эта тюрьма называется Норвегией. И какое имеет значение: заперт ли я в одиночной камере или же нахожусь на «свободе»? Я всё равно нахожусь в тюрьме.

Давайте заглянем в последний доклад Статистического управления Норвегии и мы увидим там, что имммигранты станут большинством в моей стране к 2040 году. Но на самом деле данные, приводимые в этом докладе, ложные, можно сказать лживые. Они вводят нас в заблуждение. В этом докладе практически нет информации о взаимоотношениях между норвежцами, кроме всего прочего, при подготовке доклада намеренно исключили из обследуемых групп всех азиатов, африканцев и граждан других стран Северной Европы. Кроме того, составители этого доклада намеренно упустили из виду третье поколение имммигрантов, нелегальных имммигрантов, детей из семей, где один из родителей выходец из Азии, Африки или Ближнего Востока. Этот отчёт был заказан мультикультуралистами и цель доклада -- скрыть тот факт, что коренные норвежцы будут меньшинством в Осло уже через пять лет. Это произойдет! Эта же статистика показывает, что 47% новорожденных в Осло не являются этническими норвежцами. Другое исследование показывает, что коренные норвежцы в некоторых школах составляяют меньшинство среди первоклассников.

Многие хотят представить, что ультранационалисты, такие, как я, хотят создать террористический режим. Это ложь! Я поддерживаю японскую и южнокорейскую культурные модели, не больше и не меньше. И что, Япония и Южная Корея представляют собой страшные террористические режимы? Нет, это не так! Это высокотехнологичные и монокультурные страны. Эти государства доказали, что могут быть очень успешными и без массовой иммиграции, а тем более без размывания национальной культуры и традиций. Модель этих двух государств на данный момент самая совершенная система из всех политических моделей. У нас в Европе всё наоборот, мы лишили наших граждан рабочих мест, перенеся их в Азию, наши марксисты и левые сосредоточили всю политику на социальном обеспечении граждан.

[Судья торопит Брейвика, чтобы он заканчивал побыстрее, а Брейвик говорит, что зачитал только шесть страниц из тринадцати и судье это не нравится. Брейвик настаивает на том, что ему необходимо зачитать всё до конца, так как это и является основой его защиты.]

Лидер норвежских консерваторов в 1970–80-х годах прошлого века Бъёрн Бенков говорил: «Этнически однородное общество – гармоничное общество». А если общество культурно и этнически расколото, то возникает отсутствие доверия между гражданами, этого никогда не преодолеть, это не только влияет на взаимодействие между различными группами, но и в конечном итоге приводит к конфронтации». И это происходит на наших глазах. Примером может служить Ислам, который доминирует и в Норвегии, и в Европе.

Европейские левые политики, учёные, журналисты уже заявляют, что подавляющее большинство мусульман мирные граждане и давно отказались от насилия. Но это просто ложь и пропаганда! Коран и Хадисы требуют от каждого мусульманина, чтобы он шёл по пути Джихада. 25% мусульман, живущих в Британии, оправдали теракты в Лондоне тем, что войска НАТО находятся в Афганистане. И, конечно же, 40% мусульман, живущих в Англии, оправдывают теракты в Нью-Йорке, когда погибли три тысячи человек! Это показывает другое исследование проведенное еще в 2006 году. Мусульмане не отказались от насилия, и наша Партия Труда, журналисты, учёные, политики, политические коментаторы знают об этом, но совершено не придают значения этим фактам, либо вообще считают их ложными.

Таким образом, мы наглядно видим как наши норвежские и европейские левые сотрудничают с исламистами ради продолжения поликультурного эксперимента. Я могу здесь привести несколько примеров, но ещё больше можно найти в различных исследованиях. Слабые и разрозненые этнические группы приводят к слабой культуре. Этническая группа является основой любой культуры, а то, что происходит у нас, иначе как размыванием этой самой этнической группы назвать нельзя. Это ясно видно на примере Осло и других европейских городов, где Ислам начинает доминировать всё больше и больше.

Мусульманские анклавы растут в Европе быстро, как раковая опухоль, пока в один прекрасный день Ислам не станет доминирующей силой. Неужели это так трудно понять? И самое главное приобретение нашего народа, свобода и независимость, всегда и напрямую было связано с целостностью нашей, норвежской, этнической группы. Эта целостность лежит в сердце нашей культуры, и в то же время, как оказывается, эта этническая целостность самое хрупкое. И за последние шестьдесят лет левые и марксисты разобрали по кирпичикам то, что создавалась на протяжении сотен лет, что бережно охранялось и лелеялось: культура, идентичность, наша религия, свобода и независимость, всё это за последние шесть десятилетий было уничтожено.

[Судья снова прерывает подсудимого, хотя он говорит очевидные вещи, судья требует от подсудимого краткости, на что Брейвик возражает, что не может защищать себя, если не объяснит причин, которые привели его к тому, что он сделал. Адвокат подсудимого настаивает, что Брейвик должен дочитать свою речь до конца.]

Спасибо, ваша честь, я продолжу. Сейчас у нас в Норвегии возникает демографическая проблема, когда большинство родившихся в Норвегии – это мусульмане, в конечном итоге нас постигнет та же участь, что и христиан в Ливане. Ливан когда-то был христианской страной, в 1911 году христиан в Ливане было 80% населения, с тех пор прошло много времени, демографическая ситуация изменилась и сейчас Ливан превращен в мусульманское государство с христианским меньшинством. Христиaне -- преследуемое меньшинство в Ливане, которое постоянно подвергается нападкам и агрессии со стороны мусульман и составляет теперь не больше 25% от населения страны.

И вот мы подходим к ещё одной важной проблеме – это исламизация Европы. Чем больше мусульман в странах Европы -- тем больше становится список их требований к коренным жителям и властям стран: это и халяльная пища в магазинах, отдельные кладбища и отдельные бассейны, чтобы банки действовали по исламским традициям, введение шариатских судов в странах Европы, отдельных школ, изучение арабского, отдельные детские сады, но всё это финансируется не только за счёт исламских стран, таких, как Саудовская Аравия, но Норвегия тоже платит за исламские удовольствия. Саудовская Аравия с 2007 года потратила 600 миллиардов долларов на исламизацию Европы, Канады, Австралии и Америки. Это и строительство 1500 мечетей, 202 исламских колледжей, 210 исламских культурных центров.

Журналисты и комментаторы утверждают, что я позволил мулле выступить на стороне защиты, чтобы он подтвердил, что идёт война между Исламом и европейской цивилизацией, конечно же все коментаторы в один голос утверждают что это бред сивой кобылы, однако же, большинство мусульман считают так же, как я! Большинство мусульман по всей Европе. У меня есть множество подтверждений этому из открытых источников. Так, по исследованию, проведённому в Германии, 56% мусульман этой страны считают, что идёт война между Исламом и Европой, так что бред несу не я, а как раз политические коментаторы. Лидер египетских братьев-мусульман уже заявил, что в Египте будет построено государство именно на принципах шариата, что не существует либеральных или светских мусульман, есть только Ислам.

И наши европейские мультикультуралисты открыли двери наших стран последователям Ислама. Более тридцати миллионов мусульман сейчас проживает в Европе, 150 тысяч из них только в Норвегии. И вот с 1960 года, когда первые мусульманские иммигранты попали в страну, ими по сей день были изнасилованы 90,000 норвежских женщин, многие были подвергнуты групповому изнасилованию, некоторые кончали жизнь самоубийством. Более трехсот тысяч мальчиков и девочек, мужчин и женщин подвергались насилию со стороны мусульман за это время. Начиная с 1960 года, сотни норвежцев были убиты мусульманами. Всё это является преступлениями против норвежского народа и большая доля ответственности лежит на Норвежской Рабочей Партии – партии власти.

Кроме этого, мы видим, что норвежцы, коренные жители этой страны, бегут из районов, где поселяются мусульмане. Эти районы перестают быть безопасными для проживания. И причина всего этого в том, что наша правящая партия открывает мусульманам все пути в нашу страну. И бредом, конечно же, являются заявления многих норвежских политиков о том, что мусульмане хотят интегрироваться, стать полноправными членами нашего общества. Напротив! Мусульмане презирают наше общество, нашу культуру, наши обычаи и наш язык. Большинство из них хотят собственной автономии в Европе: шариатa и самоуправления. Это касается многих городов в Норвегии и Европе, в частности Лондона и Парижа, Берлина и Марселя.

Если посмотреть на ситуацию в мире в целом, то там, где мусульмане становятся большинством, они начинают требовать своей культурной и религиозной автономии. Это произошло в Индии, Ливане, происходит в Израиле, на Филиппинах, юге Таиланда, западном Китае. Нет ни одной страны в мире, где бы мусульмане жили в мире с принимающим их народом. И чем тогда наша война, коренных народов Северной Европы против мусульман, отличается от войны, которая ведётся в Тибете против Китая или коренными жителями Боливии, сражающимися за независимость? Мы здесь живем от начала мира и это именно наша страна! В 2009 году в Боливии парламент принял закон, по которому коренное население страны имеет право на самоуправление, но почему, здесь, в Европе, коренные народы, кто хочет жить в рамках своей собственной культуры, своего собственного этноса называют нацистами и расистами? Почему? Чем мы отличаемся от коренного народа Боливии или тибетцев? Почему они герои, а мы нацисты и расисты?

Наши предки жили в этой стране 12 тысяч лет и мы, как коренное население, имеем право не принимать колонизацию нашей страны и оставляем за собой право бороться против колоннизаторов. Я знаю, что информацию, которую я говорю, трудно воспринимать потому, что до этого постоянно внушалось совершенно обратное, противоположное. Трудно идти против течения, когда все сто процентов медийных компаний занимаются мультикультурной пропагандой, 24/7/365! Но вскоре большинство норвежцев, европейцев, будут понимать, что то, что я говорю, сейчас, правда. И я задаю вопрос: как это может быть недемократично поднять вооружённую борьбу против тех, кто уничтожает мой собственный народ, уничтожает веками сложившуюся культуру, этнос, уничтожает традиции, все эти профессора, учёные, журналисты, политики, проповедующие мультикультурализм? Почему средства, с помощью которых я пытаюсь защитить собственную идентичность и собственные ценности, признаны недемократичными?

Томас Хиланд Эриксен, профессор Университета Осло, один из идеологов мультикультурализма, как-то сказал: «У нас в Норвегии большинство белых, и мы их разберём с такой тщательностью, что они никогда не будут вновь большинством». Что он по сути сказал? Наша главная задача в том, чтобы разобрать по косточкам норвежский этнос, мы деконструируем его так тщательно и основательно, чтобы он снова никогда не стал большинством. Это как раз те планы, которые мультикультуралисты хотят реализовать, и конечно же они надеются, что не будет никакого сопротивления этому процессу уничтожения норвежского этноса, но здесь они глубоко ошибаются.

Гражданская война против мультикультурализма только начинается. И по нашим городам уже текут реки крови. Стоит нам вспомнить Париж и Мадрид, Лондон и Тулузу, Льеж и Орхус. Но самое неприятное то, что европейские мультикультуралисты настолько высокомерны, что вообще не желают вступать ни в какой диалог с нами, "воинствующими националистами," хотя это могло бы предотвратить многие столкновения. Да будет вам известно, что мы хотели мирного решения вопросов, мы хотели мирных переговоров, на протяжении всего времени с окончания Второй мировой войны, но левые, марксисты, не желают разговаривать с нами, им не нужен диалог, они предпочитают цензуру, насмешки и преследование инакомыслящих, но тем самым они порождают ещё большую радикализацию с нашей стороны.

Наше правительство, несмотря на то, что прекрасно видит, что мультикультурализм не работает, продолжаeт накачивать нашу страну иммигрантами из Азии и Африки, отказывается придерживаться этнического, национального протекционизма. Более того, наше правительство действует так, как будто на сто процентов уверено, что не будет никакой гражданской войны между националистами и интернационалистами в Европе. Мы, "воинствующие националисты," – первые капли, которые принёс вам ветер перемен, за нами придёт настоящий шторм. Гражданская война не станет для вас неожиданностью. Постепеннно будет происходить поляризация в обществе и эскалация напряжённости, вы увидите, что всё чаще и чаще будут сталкиваться между собой правые патриоты и последователи Ислама.

Мультикультурные режимы просто-напросто вынуждены будут бороться против нас. К большому сожалению, тогда реки крови будут течь по городам Европы. Мои братья и сёстры, националисты, победят в конце концов. И это приведёт к падению режимов в государствах Европы. Как я могу быть уверенным, что это произойдёт? Причина в том, что мультикультурализм является саморазрушающейся идеологией: как только коренные европейцы становятся меньшинством в своей собственной стране, то власть автоматически ослабевает, так как не может больше экономически поддерживать проводимую этой же властью социальную политику. И в конечном итоге Европу поглотит сильнейший экономический кризис, такой сильный, что нынешний кризис в Европе будет напоминать вам пикник на свежем воздухе.

Мы хотим, чтобы европейские либерально-марксистские элиты перестали за наш счет проводить ту политику, которая разрушает Европу и нашу страну, нам не нужны Шенгенские правила или квоты на приём беженцев из стран Африки и Азии, мы не хотим, чтобы наша страна использовалась как свалка мусора, с которой либерало-марксисты получают свои баснословные прибыли. Мы хотим оставаться норвежцами, нацией норвежцев, христианской нацией, мы хотим оставаться членами семьи северных народов, членами большой европейской семьи, и сейчас мы находимся в ситуации, когда мы это теряем, мы теряем наши города, нашу страну, мы теряем то, что было нам дорого на протяжении 12,000 лет нашей истории. В течение 5-10 лет мы, норвежцы, станем меньшинством в нашей собственной столице и во многих других городах.

Политические элиты нашей страны настолько обнаглели и настолько ведут себя высокомерно, что ожидают от нас, что мы с распростёртыми руками будем приветствовать своё собственное национальное уничтожение. А те, кто отказываются принимать правила игры, навязанные левыми, маркируются как фашисты и экстремисты. Но это окончательное безумие. Эти политики должны проходить психиатрическую экспертизу, а не я. И это касается не только политиков, проводников мультикультурализма в Норвегии, но и всех европейских политиков. Всех тех, кто поддерживает мультикультурализм. Настоящим злом является затопить наши страны азиатскими и африканскими эмигрантами, уничтожить христианство и подменить его Исламом, -- это настоящее зло, а не борьба против него.

Всеобщая декларация прав человека, международное право, позволяют этнически коренным народам, которым грозит систематическое уничтожение, деструкция собственной религии, традиций и культуры, защищаться даже вооружённым путём. И те норвежцы, у кого есть моральная ответственность перед собственным народом, кто имеют чувство долга, не будут сидеть и смотреть, как всё, что им дорого, подвергается осквернению и уничтожению. Мы будем бороться. Мы будем бороться против мультикультурализма и нашей правящей партии в Норвегии, и против всех порочных политических активистов, являющихся проводниками мультикультурализма в Европе.

Нападение, которое я совершил 22 июля 2011 года, является лишь превентивным ударом для защиты коренных народов Норвегии, для защиты нашей культуры. И я не признаю себя виновным! Мой поступок был совершён по необходимости от имени моего народа, моей культуры, моей религии, моего города, моей страны. Поэтому я требую, чтобы меня оправдали по всем пунктам обвинения!